Общественная организация
«Lira & Iluminare»
Архивы публикаций
Голосование
Каковы, по вашему мнению, причины пандемии COVID-19?

21 авг 2020, 11:16Просмотров: 147 Культура / Творчество

«ЯДЕРНЫЙ ЧЕМОДАНЧИК» (ГОРБАЧЕВЩИНА)

«ЯДЕРНЫЙ ЧЕМОДАНЧИК» (ГОРБАЧЕВЩИНА)

35-летию начала перестройки в СССР посвящается!

(эпатажная поэма-провокация с элементами эпического сказа)

Полу-быль, почти сказка. Предназначена поэма не для школьной программы, а исключительно для прочтения в слух, в дружной компании, прошедшей средний градус увеселения.

 

Действующие лица:

Миша Горбачев - Генеральный секретарь – первый и ( слава Богу) последний «перестройщик» в истории человечества

«Злобный дядька» Лигачев  - член Политбюро, (мечтавший придушить Горбачева и  всю после перестроечную жизнь, сожалевший,- о не содеянном…)

Академик Сахаров - ученый - добрый старичок, «папа водородной бомбы».

Эдуард (Эдик Грузия) Шеварнадзе - лукавый царедворец, член Политбюро.

Пастор Шлагг - религиозный аферист, любитель Шнапса и Штрауса.

Уголовник СахарОв - вор-рецидивист, джентльмен удачи, вагонный ворюга.

Охранник Генерального секретаря – «алкоголик тихушник» (яркий пример профессиональной деформации личности).

Рейган - президент США, «друг Горбачева» (без слов)

Массовка и Автор, он же народ, он же  - хор, они же - жертвы перестройки.

«Ядерный чемоданчик» – атрибут высшей власти в стране.

ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХ

 

 

Эпиграф…

«А поезд тихо ехал на Бердичев,

А у окна стоял мой чемоданчик…» (народный шлягер)

 

Гл.1.

«PERESTROIKA@.HUIVAM»

 

Широка страна родная,

Словно песня из кино

Вся от края и до края!

Тут светает, там темно.

Есть в стране «всего и всяко»,

Нет же  гласности, однако.

И чтоб рев иных ослов

Был в стране повсюду слышен.

В ореоле фраз и слов,

Руша стены, руша крыши,

Вышел Миша Горбачев.

Стал народу горячо

Он говОрить и говОрить

И на каждом на заборе,

Где дворняги метят в стойке

Лозунги о «Перестройке»!

******

С перестройкой плюрализм,

Развитой социализм

«До – развить» замыслил Миша,

На бюро с докладом вышел.

«Так и так, дела такие:

Дышит в спину новый век

Отстаем мы в индустрии,

И один лишь только хек

В магазинах скоро будет.

Не поймут  нас  наши люди!

Продовольственный вопрос

Нам тогда натянет нос».

 

Миша рек, а все молчат

Не то спят, не то торчат?

Миша руку на ребро,

«Твою мать, политбюро!

Мало вам пускали кровь?

Иосиф Грозный и Лаврентий,

Вам напомнить песни эти?

С Леонидом Ильичом,

Вы забыли что почем?

А уж нынче век двадцатый

На исходе, и пора

Прекратить кричать ура!

Ускорение я вам

Непременное придам!»

 

Злобный дядька Лигачев

Сказанул ему тогда то:

«Что задумал ты еще?

Неуемный хрен горбатый?

Мало нам, что твой Указ

Всю страну  уже  замучил.

Трезвость эта не про нас,

Это ж надо только квас!

Это ж пытки – роды щучьи!

Сто портянок тебе в рот!

Ты же форменный Пол Пот!

Вот тебе - наш общий  хер -

Протрезвевший красный кхмер!»

 

Миша тут же Лигачеву

Отвечает чин по чину:

«Я прошу политбюро

Выявить тому причину:

Дед бывает зол порой

Мучит деда геморрой!

С геморроем всякий раз

Обостряется маразм!

Но коль правила игры

Нам  диктуют до поры

Трезвость, ясность и культуру

Воздержаться никому

Не удастся,

Потому…

Не мути колоратуру!

А не то, как будь здоров!

Насуем тебе херов!»

 

Лигачев в свою дуду

Далеко не ерунду

Снова молвит  Горбачеву:

«Мол, бери гад, за основу:

Уж ни хека, ни хера!

Не собрать нам по дворам.

Агропром - кати шаром!

Нам бы масло, нам бы сало!

Жрать чего, - в стране не стало

Ни цыпленка, ни кура -

Дефицитная дыра.

Пред. Госплана напророчил

И едва коллапс отсрочил,

Как на нефть торги упали,

А мы денежки просрали!

Не насытить нам бюджет,

В «полной жопе»  мы уже!»

******

Что тут скажешь, чем тут крыть?

Горбачев умерил прыть.

По Кремлю тоска звенит.

Может Рейган позвонит?

Скажет слово утешенья

Дескать, «Горби - диар френд!»

В Белом Доме крепнет мненье,

Что ты наш отличный брэнд!

Только Рейган чем- то занят

И звонить, увы, - не станет.

Грустен Миша Горбачев

Ходит - бродит сыч сычом.

Тихо молвит злое слово.

За портьерою в углу,

С формулою на полу,

Видит  Диму СахарОва.

******

 

Академик СахарОв

Был не зол и не суров.

Аккуратен и учен,

С виду, чем - то удручен.

Пас ли в детстве он коров?

Нам, однако, не известно.

Потому как не из местных,

Не рабочий и не мент -

«Академик диссидент».

Был в опале СахарОв

За подрыв былых основ.

Горбачев же парень пылкий

Возвернул его из ссылки.

Сахаров отец природный

Бомбы термоводородной

Видит грустную картину,

Горбачеву он как сыну

Мише, в общем,  говорит

Чуть картавя, так по свойски:

 

«Слушай парень ставропольский,

Коль замыслил ты такое

Дело, в общем-то, большое.

По большому мыслить надо,

Ты же умный, при наградах.

Денег, где тебе занять?

Без евреев не понять...

Интерес найти взаимный.

Пусть в тени, но легитимно...

Понял ли - Твою - то мать?

Сколько ж можно объяснять!

 

Горбачев наморщил рожу:

«Я понять то понял, все же:

Чем еврей мне твой поможет?

Это ж Дима, не попойка.

Не просрать бы перестройку!

Ни курей, ни сухарей...

Чем поможет твой еврей?»

 

Сахаров, прищурив глаз,

Отвечает без прикрас:

«Тот Бердичевский еврей,

Он на свете всех мудрей!

Видел всякие концы,

А уж, сколько съел мацы!

Пережил он холокост.

И скажу тебе я Миша,

Даже немцам деньги в рост

Он давал, вот так и выжил.

Я и сам еврей немного...

Не гляди, что недотрога.

С виду пусть убог - тщедушен,

Но упрям был и послушен.

Бомбу сделал я на совесть.

Коль рванет, (не дай Боже!)

То писать людскую повесть

Будет некому уже.

Был бы рот, найдется ложка.

Напрягись и ты немножко.

В литерный вагон садись

И в Бердичев прокатись!

 

 

ГЛ.2.

  «НАШ ПАРОВОЗ ВПЕРЕД ЛЕТЕЛ…»

 

С соблюдением приличий

Ехал поезд на Бердичев.

Кинув галстук за плечо,

Ехал Миша Горбачев.

Ехал Миша утром рано.

Рядом с ним всегда охрана.

Хоть не князь он и не царь,

Генеральный секретарь.

Так - хозяин всей страны.

И казенные штаны

Тоже выданы в госхране,

Как и всем в его охране.

По одежке все равны,

Но у всех свои чины.

Брюки сшиты очень дурно

Под фасон номенклатурный.

Так и было той порой:

Не понос, так геморрой.

Вот и Мишу на Бердичев

Понесло как при поносе.

Вся страна как на подносе:

Перелески и поля,

Распрекрасная земля.

Миша был зело речист,

Круглолиц и не плечист.

С Рейганом водил он дружбу

И охраною наружной

Обменялся как-то с другом, –

Трезвый, и - не с перепугу.

В общем, мал был да удал,

Дело знал и не дремал.

Кто за Мишей ходит следом

Поутру и за обедом?

И ночной порой и в праздник,

Без балды и безобразий?

Этот аккуратный мальчик

Носит цепко чемоданчик,

В нем зажаты, до упора,

«Двадцать демонов Пандоры».

Стоит кнопку лишь нажать...

Нет, не будем продолжать...

******

Человек и чемоданчик -

Многовековой сюжет.

Собственно, а как иначе?

Даже внутренний бюджет,

Если правильно все сложишь,

То рядочком и уложишь

В чемоданчик белым днем.

С ним свалить тихонько можешь,

И – «гори оно огнем»!

Сам идальго из Ламанчи,

Раздобывши  чемоданчик

Дульцинею бы сосватал,

Наплодил бы ребятни

И, провинциальным хватом

Завершил свои бы дни.

Но, однако, чемодана

Не нашлось у Дона Кихота.

И плутал он неохотно,

И скитался гранд испанский

Вместе с верным Санчо  Пансой,

При дырявых то карманах.

Это братцы - просто драма!

Человек без чемодана -

«Не пришей к чему рукав».

Буде поздно или рано,

Будь хотя б он, трижды прав!

Пролетариям всех стран

Тоже нужен чемодан.

В нем скрывает хитрый бес

Денежки КПСС!

 

 

ГЛ.3.

«А У ОКНА СТОЯЛ …»

 

 

В тот же день и в тот же час,

На другом конце Европы

В суперпоезд, в первый класс,

Где буржуи нежат жопы,

Погрузился пастор Шлаг.

«Гутен морген! Гутен таг!»

Едет в гости пастор Шлаг.

В поисках духовной дичи,

Пастор едет тот в Бердичев.

В СССР открыты двери,

Снят железный занавес

И в купейном интерьере,

Через окна, видя лес,

Распаляя интерес,

Достает он чемоданчик,

Там и требник и стаканчик.

Чтобы не было коллапсу,

Пастор двадцать капель шнапсу

Накатил…

Помянул Бога.

«Ох, не близкая дорога!»

Но коль принято решенье

О духовном просвещенье, –

Едет пастор, ветер свищет,

Где - то там, вдали  Бердичев.

Чемоданчик под рукой

На душе царит покой.

*****

 

 

Знает каждый пионер

Про могучий СССР!!!

То была страна такая -

Вся от края и до края…

В общем, не было краев.

Ширь да гладь, да красота,

Но с каких таких «Буев»,

Развалился он тогда?

Люди жили, воевали,

Многие не доедали,

Ждали, что вот- вот взойдет

Та заря, что обещали.

Грянет светоч коммунизма

По заветам ленинизма!

Поворот произойдет,

Реки развернем в течении

В соответствии с ученьем!

И такая жизнь в отчизне

В раз наладится, пойдет,

Как в кино, про трактористов…

То-то будет!

И речистый

Секретарь народу вторил.

И говОрил и, говОрил.

Много он молол муды.

Оказалось - До звезды!

Ах, народ, ты наш народ:

Не дебил и, не урод!

Всякий раз тебя помянут.

И обчистят и обманут.

Но в биении сердец

Где- то рядом с партбилетом,

«Стук, по – стук» звучал Звездец.

И  с апреля тем же летом,

Аккурат,  уже горела

Над реактором звезда, –

Мирных атомов руда,

И текла слезою вспять

Речка тихая Припять...

******

 

Едет Миша Горбачев,

Чешет репу и плечо.

И мелькают полустанки,

Где какие-то гражданки

По вагонам самогонку

Вам предложат всякий раз,

Положивши на Указ.

На Бердичев поезд жмет.

Свет зеленый подает

Перегон за перегоном.

В очередь за самогоном

Трезвость вышла и культура,

Не гляди, что «баба-дура»!

Все шлагбаумы упали.

Переезды перекрыты,

Поутру туманны дали,

Травы росами прибиты.

Сладок сон большой страны

И одни и те же сны,

Видит Кум и Кострома, –

Про квартиры и дома,

Что к двухтысячному году

Будет счастье для народу.

И у каждой у семьи

Будут шлепанцы свои!

 

 

 

ГЛ.4. 

« НА ЗЛОБУ ДНЯ…»

 

Что сказать на злобу дня,

Коль в уме, одна «фигня»?

Ждет читатель умной мысли,

Откровенье горней выси.

И не ведая преград

Всякий высказаться рад!

Про футбол и про хоккей,

Про блядей и  про людей,

Про кино и мирный атом,

Приукрасив байку матом,

В  буднях серых утомленье,

Каждый вносит обновленье.

                            Мы, увы, не исключенье,

К мату мы со всем почтеньем...

*****

 

Что ж такое русский мат?

От Сибири до Карпат,

Навык тот усвоен прочно,

В будний день и сверхурочно

Стар и млад, – не говорят! –

Матом чудеса творят!

Жизнь в бореньях и кореньях

Не для удовлетворенья!

Как лекарство от напастей

Мат излечивает страсти,

Облегчает злую долю.

Ведь властям не скажешь: «Слазьте!

Хватит вам народ неволить!»

За  такие-то дела

Попадешь дружок в ГУЛАГ!

Как колхозник в чистом поле

Смог бы высказаться вволю?
Чтоб такие дать огни

Про колхоз и трудодни!

И рабочий на заводе,

И геолог на природе,

Инженер в своем НИИ,

Положив на все Буи,

Будучи слегка на взводе,

Облегчают матом душу…

А не нравится – не слушай!!!

И без мата масть не масть,

Если тема – быт и власть.

 

Матом план дает бригада.

Понимать, однако, надо,

Где генезис, где истмат,

И зачем нам нужен мат.

Вот была война когда-то:

Выжил бы солдат без мата?

Как не вспомнить чью-то мать,

Если надо отступать?

Если надо насмерть биться,

Станешь братец материться.

Материть, как матереть.

Прибавляет сил на треть!

Если враг силен и ловок

И стоит как на подковах,

С матом вроде и не страшно

Даже в схватке рукопашной!

В наступленье как без мата?

Нет патронов, есть лопата!

Фронт прорвал, сменил портянки,

А навстречу вражьи танки.

Есть ли выбор у солдата?

Мат  во рту,  в руке гранта.

Коли  командир -  дурак,

Крикнет громкое «ура»!

И на дзоты прямо в лоб.

Ну не мать ли твою Чтоб?!

И не только и еще,

То словцо, что горячо,

Мат и хрип, и стон и вой

В злой атаке штыковой.

Мат живет в душе солдата.

На войне не жить без мата!

 

И чума нам не чума,

И не так страшна тюрьма.

И от прочих от приматов

Отличаемся мы матом.

И поскольку,  мат звучит,

Сколько жизнь нас не дрючит,

Пусть беда, пускай напасть,

Мат не даст совсем пропасть!

 

ГЛ.5.   

«ОН ВЫБРОСИЛ В ОКНО МОЙ ЧЕМОДАНЧИК…»

 

Уголовник СахарОв

Был на выдумки здоров.

И уже с шестого класса

Наловчился грабить кассы.

Восемь  раз он отсидел, -

Восемь уголовных дел.

При Хрущевской семилетке

Отбывал по «малолетке».

По другим своим делам

рельсы клал и строил БАМ.

В Казахстане был на стройке

И дожил до перестройки.

И, откинувшись привычно,

На вокзал пришел столичный.

Видит поезд на путях

Охраняют - просто страх!

Вертухаи и собаки

Под вагоны лезут раком.

А какой-то ушлый мальчик

Тащит черный чемоданчик!

СахарОв в своей фуфайке,

То ж давай болты и гайки

Под вагоны проверять.

Мол, путейский, Вашу Мать!

Коль путейский, - это дело!

СахарОв меж тем умело:

Прыг в вагон и затаился.

В туалете, гад закрылся.

Вот привозят Горбачева

И ведут его в вагон.

И на литерной основе

Открывают перегон.

Стук, по - стук, мелькают шпалы.

Тихой сапой СахарОв,

Задремал лишь только малый...

Чемоданчик будь здоров!

Стырил Мише на беду,

Да и спрыгнул на ходу!

 

Вот Бердичева огни

Горбачеву не мигни

Сообщают, что, однако,

Чемоданчик то пропал!

Следа не взяла собака.

Как и кто, и где проспал?

Шум да гам:

А был ли мальчик?

Кто же стырил  чемоданчик?

Горбачеву стало худо.

Он к охраннику: «Паскуда!

Дрыхнешь, сволочь, на ходу!

Куришь, гад и пьешь бурду».

А охранник -  морда эта,

Отвечает,  хоть бы хны:

«Походил бы с пистолетом,

По - объездил пол страны.

Ночью, днем ли нет покоя,

Как тут выжить без запоя?

А что выпил я бурды,

Так - то все, твои ходы.

Секретарь наш генеральный,

Нет же выпивки нормальной!

Твой «Указ» мой ритм нарушил,

Вянет глаз, и пухнут уши,

Сам сорву с себя погоны!

Только выйду из вагона».

Академик Чазов глянул,

Тоже чью-то мать помянул.

Говорит, что не иначе

Это Белая горячка.

Все последствия Указа, –

Самогонная зараза!

 

Тут же сразу из вокзала

Звонит Миша СахарОву:

«Так и так, беда прижала!

Чемоданчик нужен новый!

Ну, а тот, что был украден...

Будем думать,  Бога ради,

Что б попал не в злые руки.

Не работники, а бляди!

Мне  ж - хождение по мукам!

Вот как кину я страну

И уеду к РейгАну!»

Отвечает СахарОв:

«Ты не бзди, и будь здоров!

Как -то, на  Кремлевской даче,

Я тот хитрый чемоданчик,

Когда все  упились в доску,

Обмывая твой Указ,

Закуривши папироску,

И прищурив левый глаз,

Тихой сапой  раскурочил.

С той поры он не рабочий.

******

Горбачев остыл слегка.

Глянул Миша - облака,

Словно мысли волокутся:

Как бы мне не навернуться!

Размышляет Горбачев,

Ест вдогонку суп Харчо.

С Эдуардом Шеварнадзе

Разговор ведет не праздный.

Эдик и в пыли дорожной

Свою выгоду найдет.

Даром, что ли из таможни

Родословную ведет.

«Да, Мишаня, дело худо», -

Шеварнадзе говорит:

«Лошади не стать верблюдом.

Дело наше прогорит!

Перестройка - плюрализм,

Назревает  катаклизм.

Эх! Марксизмы-Ленинизмы!

Выдумки  и суета,

Все, похоже, пахнет клизмой!

Клизма будет, еще та!

Надо бы ее отсрочить,

Людям мозги поморочить.

Пока грянет то ЧП,

Иль иной ГКЧП.

 

Миша слушает, да ест:

Не могу свой бросить крест!

В общем, потяну резину,

А там сяду на дрезину

И махну со всей семьей.

Рейган примет, не чужой.

Столько вместе соли съели,

Открывая наши цели,

Не спасу я, «один хер»,

Никогда СССР.

Поживем без чемодана.

Все ракеты продадим.

Перестройка, «на хрена нам»?

Пусть  страна упьется в дым.

Тут же прямо сей же час

Отменяю свой Указ!»

 

Шеварнадзе - хитрый горец

Только с виду миротворец,

Тихо  взял за галстук Мишу:

У тебя, что едет крыша?

Это же  не стряпать щи!

Это - ядерный наш щит!

Так ли, сяк - без чемодана,

Как в машине без кардана.

Не солидно, не  удобно,

Не поедешь никуда.

Чемодан не ерунда!

Все ж пока глава державы,

Ты мужчина моложавый,

Должен выглядеть солидно,

Даже в кресле инвалидном!

 

Миша взял газету «Правду»

Шеварнадзе - друг ли, враг ли?

 

-Вот тебе типун бы, Эдик,

На язык…

Да чтоб соседи

Отравили твою кошку,

А друзья, подставив ножку,

Пришли б выпить на поминки...

Может, заболел ты свинкой?!

Вот дадим приказ конторе

Чемоданчик отыскать.

И могу с тобой поспорить,

Что они за пядью пядь,

Прошуршат и пропесочат,

Белым днем и темной ночью.

Коль приказ им строгий дан,

Будет найден чемодан!

******

 

Пастор Шлаг вагон покинул

И выходит на перрон.

Вдруг его толкают в спину,

Бьют башкою об вагон!

Тащат Шлага вдоль путей

Двое в штатском без затей.

Пастор в крик, мол, «Гутен таг!

Я есть - немец, пастор Шлаг!

Я люблю вас горячо!

Мой кумир есть Горбачев!»

Офицер в погонах важен,

Отутюжен и отглажен,

Произносит по-немецки:

(Вот такие цацки - пецки)

«Слушай пастор агнец божий!

Коли схлопотать по роже

Не желаешь, сей же час,

Чемоданчик нам отдашь.

Компенсацию получишь,

Публику псалмам обучишь!

Так что, братец, не ори,

Чемоданчик подари!»

Пастор парень жизнью битый,

Говорит – «Берите,

Битте!»

 

******

Вот ватагой тащат шумной

Чемоданчик пастор Шлага.

Мол, был бой, был риск безумный

И с упорством и с отвагой,

Бились с сотнею коммандос,

Что свалились вдруг с небес...

Чтоб им всем в печенку бес!

Трупы вражьи мы зарыли.

Чемоданчик наш отбили!

Не жалея своей жизни,

Истребили подлых ниндзя.

 

Говорит им Горбачев:

«Вижу, было горячо!

Всех представлю к орденам.

Навещу я ваших мам,

Вы герои все ребята,

Обнимать мне вас приятно.

Но прошу я в этот раз

Выполнить еще приказ.

Отыщите мне еврея,

Что на свете всех мудрее.

Где - то тут он проживает.

Деньгами он всех ссужает».

 

Понеслось тут: шум да гром,

Как в «Бердичевский погром».

Рыщут парни по дворам,

Не находят ни хера!

******

 

 

Но пока неслась шумиха,

Весь Бердичев на ушах,

Тот еврей скончался тихо

При деньгах и при мышах.

 

 

ГЛ. 6.   

«…»

 

Горбачев в обратный путь

Собрался с душой тяжелой.

Все пытался он уснуть,

Но являлся к нему квелый,

Мутный призрак трансвестита.

Нес в руках своих корыто,
Бил копытом, громко ржал

И с ножа селедку жрал…

Сон не сон, а просто - мука!

Кто же знал, что сон тот в руку.

И Гоморра и Содом

Явятся к нам белым днем.

Ехал Миша в путь тревожный

Чемоданчик вез порожний.

Как приехал - воду слил

Все что смог поразвалил!

Но за это старый Нобель,

Насупив привычно шнобель,

Премиальный гонорар

Выдал Мише «на  гора».

С той поры пошла потеха,

Ни заначки, ни успеха!

Да и то, ведь без щита,

Платим по чужим счетам...

Нет надежи у страны…

Только б не было войны.

И без пенсий,  без зарплаты,

Выживали тем же матом.

*****

Ельцин вышел, как мессия:

Только я спасу Россию!

Принял Боря осторожно

Чемоданчик тот порожний.

Но фасон держал солидно,

Пусть смешно, но не обидно.

Выпивал бывало крепко,

А потом на перепутье

Говорит:  «Прощайте детки!

Вот вам папа - Вова Путин»!

Глянул Путин - Ба! отстой,

Чемоданчик то пустой! -

Все вокруг «ни при деньге»,

Все сплошное «СНГ-е»!

Размышлять пришлось недолго+

«Мерседес» не станет «Волгой»!

- Что ж, начнем мочить «В сортире!»

Продадим Европе газ -

Замечать, однако, в мире

Стали Путинский наказ…

 

Ну а Миша жил привольно.

Торговал  лицом довольно.

Ездил к Рейгану и Бушу,

Сладко пил и много кушал.

Обеспечил «фэйс контроль»

Ему лично канцлер Колль.

«Юбилеил»  при гостях

И «рекламил» на костях…

 

Широка страна родная,

Словно песня из кино

Вся от края и до края!

Тут светает, там темно.

 

Есть в стране всего и всяко,

Были бы мозги, однако!

А с мозгами каждый мальчик

Вам наладит чемоданчик!

*******************

 

 

Народная поэма…создана на основе слухов, анекдотов и фейковых новостей.

Литературная обработка и редакция Михаила Лупашко (безвозмездно)

Весна 2020 года

Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код:
Курс валют
  Источник курса: cursbnm.md
Погода