Общественная организация
«Lira & Iluminare»
Голосование
Каковы, по вашему мнению, причины пандемии COVID-19?

29 дек 2022, 18:06Просмотров: 346 Культура

Григорий Уреке: Летопись Земли Молдавской. Живой голос истории

Григорий Уреке: Летопись Земли Молдавской. Живой голос истории

(перевод на русский язык Михаила Лупашко)

Исторический процесс определяет вехи и рубежи в становлении стран и народов. Сложности и противоречия зачастую достаются современникам, как не преодоленные в прошлом вызовы, превратившиеся в хронические общественные болезни, порождающие как внутренние, так и внешние конфликты.

Понимание причин и закономерностей не приходит само по себе. Знание требует напряжения, углубленного постижения исторического материала, смелости в выводах и обобщениях.

Источники исторического знания письменные  своды – хроники событий, летописи. Без сомнения – это живой голос древности, зафиксированный ответственными авторами, понимавшими важность своего труда и направляющими луч своего видения и знания в наше время, из своего исторического далека.

Чтение таких источников не развлекательное время препровождение. Зачастую непросто пробиться через сложные конструкции языка, отражающего строй мысли людей очень далекой эпохи, окрашенного религиозным восприятием картины окружающего мира, тем более, когда имеет место быть попытка перевода с одного языка на другой.

Однако, без такого погружения в историческую глубину, невозможно сформировать целостную картину исторического процесса во всей его сложности и противоречивости.

Летописи – хроники Молдавского княжества от времен, когда происходило формирование древнего молдавского государства, до событий, обусловивших закат и ослабление государственной конструкции принципата Молдовы в период фанариотского правления в XVIII веке – уникальный свод исторических  свидетельств. Свидетельств, не умозрительных, но  подробно и аргументировано, на исторических фактах, объясняющих возникновение острейшего клубка противоречий в регионе: от Карпат - до побережья Черного моря. Клубка противоречий,  вызванных не только эгоизмом или  завоевательными аппетитами правителей, но обусловленного историческим  столкновением интересов.  Интересов Турецкой (Османской) империи,  Польши и Литвы –«Речи Посполитой» , Венгерского королевства, а позже в век «просвещения» борьбы  за влияние в регионе между Турецкой,  Австро-Венгерской и Российской империями. Молдавское княжество, расположенное на пути военных экспансий, столкновения религиозных факторов и конкуренции на торговых путях не раз становилось  центром грозовых событий, что в той или иной мере находило отражение в текстах Летописей и хроник.

Для аргументированного и объективного объяснения обстоятельств, повлекших, те или иные перемены в судьбах населения обширных территорий (часто переходивших, волей исторических судеб, из одной государственной юрисдикции в другую), нужно вникать в тексты древних хроникеров и прилагать усилия, чтобы эти свидетельства становились достоянием не только научного сообщества, но и широкого круга,  интересующихся историей читателей.

В контексте определенных языковых реалий, сформированных историческими судьбами народов, густонаселенного региона, - от Карпатских гор,  до стен древней крепости Белгорода Днестровского и  степей у Крымского полуострова, важно, чтобы русскоязычный читатель имел возможность ознакомиться с текстами молдавских хроник, переведенными на русский язык. Это непростая задача, которую, впрочем, облегчают несколько факторов. Главный из них – это Православная (греческая) традиция формирования Летописей-хроник, воспринятая молдавскими авторами от их предшественников из Византии и легендарных православных просветителей Кирилла и Мефодия. Немаловажно и то, что на старо-молдавский язык исторической хроники -летописи огромное влияние оказывал церковно славянский язык, который в те века был языком канцелярии первых правителей Молдовы и языком Молдавской Православной Митрополии. Тому подтверждением постоянно встречающийся в тексте «Летописи» оборот, начинающий описание, того или иного события. Например: Перевод на русский: «Вэ лято 7015 (-  -от сотворения мира прим. ред.) (1506) октября 28 дня, увидел Богдан воевода, сколь великий ущерб причинил ему Радул воевода…». Оригинальный текст: «Вэ лято 7015 (1506) октомврие 28, вэзынду Богдан воевода кытэ пагубэ эй ау фэкут Радул водэ…». Определенно «Вэ лято» «В лято» «В лето» встречается практически во всех известных нам источниках древнеславянских, русских летописей «Повесть временных лет», «Ипатьевская летопись», «Радзивилловская летопись»  и т.д. Не менее, а может быть еще более важным фактором, облегчающим процесс перевода на русский язык, является то обстоятельства, что автор творил хотя и на старо-молдавском языке, но на «кириллице». Таким образом, формы построения предложений (порой кажущихся бесконечными) образный ряд отвлеченных выводов и размышлений на тему добродетели и «Божьего благоволения правителям благочестивым и благородным» (Гр.Уреке) звучат именно так, как звучали бы они будучи написаны и славяноязычным - русскоязычным автором того времени.

Интереснейшим и важнейшим источником исторического знания в ряду хроник Молдавского княжества является первый свод исторических свидетельств или:

«Летопись Земли Молдавской от времен, когда установилась  страна и по порядку лет, а также и жизнеописания Правителей, от воеводы Драгоша до правления Арона воеводы»

(Оригинальный текст «Летописецул цэрий Молдовей де кынд с ау дескэлекат цара ши де курсул анилор ши де виаца домнилор каря скрие де ла Драгош водэ пынэ ла Арон водэ»)

Автором этого свода  свидетельств или «Извода», как, принято, было обозначать собранный и отредактированный вариант хроники событий, имен и авторских отступлений, был замечательный автор, просветитель и государственный деятель Молдавского  княжества периода середины XVII века, «Ворник» (управляющий гражданскими, военными и судебными делами одной из частей княжества) знатный боярин Григорий Уреке. Позже, текст «Хроники» не раз переписывался. Причем, всякий раз переписчики, в полном соответствии с духом времени, полагали возможным дополнять содержание своими размышлениями и вставками хронологического порядка. Таких «соавторов» у Григория Уреке было несколько. Лучше остальных известен нам, некто Аксинте Урикарул. В 1702 году он занимал пост писаря при канцелярии Господаря княжества Молдовы. Его прозвище «Урикарул» связано с названием официальных документов и жалованных грамот «Урик» старо-молд.». В 1710 году он по поручению господаря Николая Макровордата занимался переписью «Хроник» Григория Уреке, Мирона Костина и Николая Костина, причем добавлял в них достаточно большие авторские фрагменты, что также обозначено в тексте дошедшего до нас  списка. Также текстом «Хроники» занимались Мисаил Кэлугэр и Симеон Даскэл, о которых нам мало что известно. Но фрагменты в тексте, привнесенные этими переписчиками отмечены их именами.

 

Вводное слово переписчика «Летописи» Симеона Даскэл (прим. Ред.)

«Многие авторы, которые занимались описанием расположения и историей разных стран, одинаково стремились оставить подробный список и хорошего и дурного, чтобы было известно все это и сыновьям и внукам, и стало бы для них добрым уроком и остерегались бы они плохого и, по здравому разумению, следовали бы хорошим примерам и полагали бы учение книжное правильной и верной дорогой к истине. И потому, они,  - одни от других узнавая, - а, узнав, -  тут же, накоротко записывали, как, стало быть, тот же покойный Григорий Уреке, что был Большим ворником, немалыми трудами и большими усилиями, усердно изучая своды событий и книжные свидетельства, как нашенские, так и пришедшие от соседей наших, узнал начало и происхождение прадедов наших, -  откуда пошла Земля наша, как умножилась, и расширилась, и укрепилась».

Мотивация или намерение, побудившее автора взяться за сложную и по нынешним временам работу составления подробного свода событий и имен, от легендарного времени правления воеводы Драгоша до начала века XVII объясняется цитатой из вступления к основному тексту «Летописи»

 «Чтобы не потонули эти знания в пропасти ушедших лет, и не уподобились бы мы быдлу безмолвному, без памяти и ума, не знающему того, что до нас совершалось» (Гр. Уреке).

А то, что труд автора «Летописи» по сути дела просветительский и исторический подвиг свидетельствует его авторское пояснение, о том, как собирал он исторические свидетельства, опираясь не только на источники собранные в канцелярии Господарей Молдавского княжества, но и на доступные ему хроники и летописи соседних стран.

«Не только одни лишь наши летописи, но и книги соседних стран дают нам возможность узнавать правдивые вещи, дабы авторы, пишущие о былом, не сеяли бы пустые слова, но лишь те, что соответствуют истине. Поскольку изначальная  Летопись Молдавская написана накоротко, да так, что даже жизнеописания правителей, которые были при власти, не приводит, даже более того, не показывая дел больших, говорит коротко и отмечет лишь правления изначальные до времени Петра Хромого и здесь останавливается, поскольку никто далее не записывал до правления Арона воеводы. Что, в общем- то и не удивительно, потому как, авторы и писатели наши, что были вначале, грамоту знали слабо и происходили они из людей беспокойных и со стороны пришедших, не образованных и книжного знания лишенных. Да и писали они, в общем- то более о том, что узнавали один от другого из слухов, баек и всяческих историй, похожих на сказки. Однако, при этом, свидетельства, записанные чужими авторами, часто более широко и точно ухватывали цепь событий, потому как были они людьми усердными с неравнодушием и интересом не только к тому, то у них случалось, но и к событиям вокруг них происходившим. И взяв от этих авторов многое и соединив с тем, что было у наших, и, расставив все по порядку времен и череде лет, стал я (Григорий Уреке прим. Ред.) составлять эту Летопись, которая, опять же, не обо всем подряд, а только о том, что заслуживает внимания, расскажет. Полагаю, что у каждого, кто умен и образован, хватит разумения не винить автора в неточности. Потому как часто человек не способен подробно и последовательно рассказать о том, чему был свидетелем, и даже то, что своими глазами увидел, но и забывает при этом человек о многом, и разве может кто-то абсолютно верно и точно передать живое дыхание времени? И, стало быть, и я, как узнавал все это – так и показывал» (Гр.Уреке)

Сам текст «Летописи» - это хронология смены правлений и правителей, которую предваряют версии происхождения основ Земли Молдавской от легендарных почти мифологических времен Римского правления до собственно установления государственных начал княжества.

«Предисловия установления Земли Молдавской» от самых ее начал, которые записаны Уреке ворником, по тому порядку, как они даны в Латинском своде событий прошлого.

От одних известно, что ранее звалась Молдова Сциция или Скифия на славянском языке. Но занимает Скифия земли немалые, не только те, что наши, но простирается до Ардяла и Земли Мунтенскоц и все поля, что простираются за Днепром и также занимает большую часть Земли Ляшской.  Другие же, согласно Летописи латинской зовут эти места Флакия, по имени римского военачальника Флакуса, который воевал со скифами по этим местам и изменив или даже исказив его имя, стали называть это место Влахия.

Но мы такое название не принимаем и нашей стране Молдове применять не станем, но скорее к Земле Мунтенской, хотя они и не желают разделяться на две страны и пишут, что все это – одно и тоже место и одна и та же страна, но знаем мы, что Молдова установилась позже, а мунтенцы раньше, даже если от одного корня произошли – мунтенцы сначала, молдаване – после них. От пастухов узнали, которые со стадами ходили от Ардяла, что зовется Марамуреш в горах со скотом, погнались за Зубром и после долго погони по лесам и пустошам выгнали его к водам реки Молдовы. Там уже эта живность была сильно утомленной и им удалось ее свалить и лишить жизни, а ныне это место зовется Боурений и установилось там село с тем же названием. И той поры  суть страны голова Зубра обозначает. А собака, которая помогала загонять того Зубра издохла, а звали ее Молда и ту реку, где это случилось от имени той Молды стали называть тоже Молда, или как другие говорят Молдова. Спустя время и стране, по названию реки дали имя Молда». (Гр. Уреке)

Интродукция Мисаила Кэлугэра: «Пишут о нашей стране Молдове в иных Хрониках, что оставалась она безлюдной 600 лет, это уже поле угасания славнейшей империи могучего Траяна императора, каковые знаки власти его, оставлены им же во многих землях и наша страна не исключение, потому как проходили здесь его армии через долы и реки. И так долгое время оставалась эта страна безлюдной, пока не пришло благоволение Господа нашего милостивого и пришли сюда люди. И тогда же, побуждением его Святым, некоторые сыновья  - потомки знатных семей из правлений и правителей от Рима, сами же из Марамуреша, которые через горы Венгерские гнали Большого Зубра и достигли берега реки, около места, то зовется ныне Боурешть, и назвали эту реку Молдова  (по имени собаки, которая, в тех водах потонула), а звали ту собаку Молда. И так повелось и пошло от тех времен название страны Молдова до наших дней. И вышли они в места просторные и пригодные для жизни и решили они все вместе, что доброе это место и, воротившись в Марамуреш, собрали всех своих людей и, поднявшис,ь все вместе пришли они в эту новую страну» (Мисаил Кэлугэр)

Свою версию происхождения молдаван и Земли Молдавской предлагает и переписчик  Симеон Даскэл и, безусловно, сам Григорий Уреке подробно рассказывает об этом событии, как о встрече представителей двух ставших основой новой страны этнических сообществ, собственно молдавского и славянского в лице легендарного «пасечника Яцко» с которым беседовал предводитель «загонщиков Большого Зубра» воевода Драгош. «Среди тех людей, что достигли этих мест, был и Драгош и по всем достоинствам и знакам благородству, стати и силе выделялся среди всех и потому выбрали они его и поставили над собой правителем» («Начало правлений» Мисаил Кэлугэр)

Благородство и добродетели, присущие первым правителям Земли Молдавской вероятно и были положены в основу межэтнического диалога и согласия, ставшего предпосылкой к быстрому росту экономического и культурного развития княжества, его способности преодолевать вызовы и угрозы извне.

В «Летописи» указана и дата образования первого молдавского государства в эпоху феодализма. «В лято 6867 от сотворения Мира или 1359 год от Рождества Христова» («Начало правлений» Мисаил Кэлугэр). Там же говорится о гербе и печатях княжества, что свидетельствует о системном подходе первых правителей к организации государственной жизни княжества. Называются имена первых правителей после Драгоша воеводы: Сас, Лацко,Богдан, Петр, Роман. Сокрушается автор «Летописи» о том, что слишком короткий срок правления Драгоша, более военного предводителя, нежели гражданского послужил предпосылкой последующего довольно вольного обращения с законом о престолонаследии, что стало, в конце концов, причиной начала упадка княжества в последующие века. Это проявляется  и в том, что обращаясь к тексту «Летописи» мы становимся свидетелями некоего «спора» авторов – переписчиков о порядке правлений, датах и хронологии их.

Тем не менее, установлена дата и порядок создания в княжестве самостоятельной православной Митрополии. Начало этому процессу положил воевода Юга.

«Отправлено было в Патриархию Орхиды и взято оттуда поначалу всех начал благословление и был поставлен митрополит Теоктист и стали по всей стране устанавливать города и по всем удобным местам села и объединять их в околотки и жаловать воинских храбрецов вотчинами» (Мисаил Кэлугэр). Однако, полностью этот процесс, с созданием епископатов и объединением всех территорий под дланью светской и церковной власти был завершен в годы правления легендарного господаря Александра Доброго. По свидетельству авторов «Летописи» именно это правитель ввел четкий порядок придворных и административных должностей, а также таможенной и военной службы.

Для укрепления авторитета Митрополии именно воевода Александр Добрый, предпринял усилия для того чтобы заполучить и привезти в страну мощи известного в Христианской традиции великомученика «Иоанна Нового», ставшего православным покровителем Земли  Молдавской. («Иоанн чел Ноу»). « В лято 6923 от сотворения мира (1415),  было отправлено за мощами Святого мученика Иоанна Новия в Четатя Албэ, (ныне Белгород Днестровский прим. ред.) к язычникам, и большими трудами и затратами доставили их на торговище в Сучаву в Митрополию, и было это  с большим почетом и Крестным ходом, дабы хранил Господь престол господарский» (Гр. Уреке)

Притом, что о разных правлениях и правителях Земли Молдавской  авторы «Летописи»  сообщают, исходя из своих представлений о «добродетелях» и «заслугах» того или иного воеводы (одни из них подробно, другие фрагментарно, или в виде упоминания дат начала и конца правления) - все они, безусловно, подчеркивают исключительный характер небывало долгого и плодотворного времени,  когда у руля княжества находился воевода Штефан,  - прозванный в народе Великим и Добрым. Более того,  правлению Штефана воеводы Великого уделяется отдельная, весьма обширная глава: «Правление Штефана Воеводы прозванного Добрым и Великим, сына воеводы Богдана, а также описание его выдающихся деяний и славных сражений, которые он провел, будучи правителем во все годы его господарства,от начала его,  в лято 6965  от сотворения мира (1457) апреля 12 дня в четверг» (Гр. Уреке)

Этот значительный объем материала, занимающий не менее трети всего теста «Летописи» дает нам - современникам уникальный образ того времени. Именно того периода, когда начинают формироваться противоречия между религиозными и политическими факторами в регионе. Это период, когда Османская Империя усиливает свою военную экспансию на территории Юго-Восточной Европы и Причерноморья. Это время, когда два - три года без войн, набегов, пожаров и иных бедствий считалось людьми, жившими тут божьим благоволением. Авторы «Летописи» особо подчеркивают неординарные качества воеводы Штефана Великого, что прослеживается даже в описании поступка его, когда изначально завладев силой престолом, он созывает на большой Собор всей страны боярство, духовенство, представителей купеческого и крестьянского сословий, именно, для придания акту смещения с престола предшественника (которому он отрубил голову) законного основания. И с всеобщего согласия  тогда состоялось его помазание Митрополитом Теоктистом «на правление»… «И, взяв в руки Стяг Земли Молдавской, победоносно нес  он его до самой своей смерти» (Гр.Уреке).

 Важно отметить, что в характеристике Штефана воеводы Великого и Доброго авторы «Летописи» отмечают его дарования, как человека действия, решительно настроенного на военное решение всех вызовов и внешних угроз. В делах внутренних огромное значение имели его прозорливость и беспощадность к заподозренным в измене представителям родовитого,  вотчинного боярства. «Штефан воевода, будучи человеком большой отваги и склонным к кровопролитию недолго пребывал в размышлении и покое…» (Гр. Уреке) Следуя по тексту за авторами «Летописи», мы становимся свидетелями всех бесконечных сражений и войн Штефана Великого. От захвата (возвращения в молдавскую юрисдикцию) крепостей Килия и Четатя Албэ (ныне Белгород Днестровский прим. ред.),  а также и изнурительной для страны серии войн с правителями Мунтении, с королями Венгрии и Польши и, наконец, до его блестящих побед над превосходящими восками турок,  у  «Подул Ыналт», (Высокий Мост прим. ред.) в 1475 году, и знаменитой и  легендарной победы над войском польского короля в Козьминском лесу в 1497 году и других сражений, ставших классикой военного искусства эпохи позднего феодализма.

Очевидно, что не только неординарные качества воеводы Штефана Великого и Доброго были основой его успешного правления и укрепления Земли Молдавской, но и мудрое управление страной, дальнейшее продвижение основ Православной веры, через создание монастырей, строительство церквей и строгое соблюдение всех православных традиций. Основой военной силы княжества было служивое сословие – знаменитая конница Штефана Великого и передовые военные технологии того времени, такие как, полевая и осадная артиллерия, а также искусство маневра. Немало сказано в «Летописи» и о дипломатических усилиях этого выдающегося воеводы. Не только в одних лишь только походах и войнах проводил он время, но и в сложнейших дипломатических переговорах. Ибо, как только смолкали пушки, стремился он заключить мир с соседями, дабы совместно противостоять усиливающейся угрозе со стороны Османской империи. Но, как следует их текста «Летописи» те, кто,  будучи разбит, быстро соглашался на «Вечный мир», также легко его и нарушали, побуждая Штефана к новым и новым походам и, как сказали бы мы сегодня: «К принуждению к миру». Смерть великого воеводы Штефана в июле 1504 года вызвала у современников смятение и скорбь. Некрологом, честным свидетельством современников, дошедшим до нас через века, звучат слова Григория Уреке: « А был он воевода Штефан властным человеком, телосложения среднего, строгим и гордым и в гневе, склонным к пролитию крови. Часто случалось, что, будучи ослепленным яростью, казнил он людей без суда и без вины виноватых. Но как вспоминают многие, был он человек собранный и с сильной волей, далекий от всякой праздности и лени, да и дела свои и замыслы всегда держал втайне, так что и не ждали его, а уже там он объявился и победил. Был он весьма искусен в делах воинских. И если настигала необходимость, бросался он в самую гущу сражений, и, видя его храбрость, войска оставляли всякую мысль об отступлении, и часто это служило ему залогом победы. А когда терпел он поражения, никогда не терял надежды и, будучи выбитым из седла и поверженным, умел подняться и отомстить победителям своим…

И по сей день называют его Святым воеводой, не имея в виду его душу, которая, как и всякая иная, смертного человека, во власти Господа нашего,( и как каждый человек был он грешен), но за деяния его великие и за храбрость его небывалую, каковым делом, ни до него, ни после него другие правители не отличились». (Гр.Уреке)

Хроника дальнейших правлений, успешных или провальных, лишь подтверждает мысль авторов «Летописи»,  том, что после смерти великого воеводы Штефана год от года, дела в княжестве не улучшались. И до тех пор, пока еще, сохранялся импульс приданный Александром Добрым, а затем и Штефаном Великим и Добрым,  баланс отрицательного и положительного влияний позволял Молдавскому княжеству сохранять в сложных исторических условиях относительное благополучие. Однако, как это отражено и в тексте «Летописи» нараставшие распри среди претендентов на престол и формирование боярских кланов, стремящихся заручиться поддержкой, то  турок, то поляков или венгров породили кровопролитную чехарду в смене правлений и правителей. И уже в «Летописи» Мирона Костина, продолжающей хронологию предложенную Григорием Уреке и его «соавторами», набирающий исторические обороты процесс смуты и упадка в княжестве ничего хорошего не обещает ни стране, ни ее народу.

Исторические уроки требуют осмысления и внимательного прочтения исторических «Летописей» и хроник. Уважительное отношение к авторам этих сводов свидетельств, безусловно, вытекает из личности авторов. Это подлинные интеллектуалы своего времени. Широко образованные люди, приверженные Православной традиции и христианской добродетели в самом широком смысле. Очерки о политическом устройстве, географическом расположении, экономической и военной составляющей Османской Империи, Польского королевства, Татарских государственных образований от Сибири до Крыма, Королевства Венгрии, предложенные авторами «Летописи», как видение этих реалий в то далекое время, ценнейшее свидетельство об исторических реалиях в которых формировались и развивались эти государства. Например, вот, что сообщает Григорий Уреке о «Стране Татарской»: «Потому как Татария по многим пределам простирается. Есть Малая Татария, которая ближе к Европе, между Днепром и Доном и туда же Крым входит. Как у нас говорят: « На Перекопе». А еще есть пустынная и степная Татария, где множество орд обитают. Это и Золотая Орда, или Скифия, которая лежит между Еммаумом (Аму-Дарья прим. ред.) и Китаем – королевство Тангут и еще множество таких орд,  как Заволха, Казан, Нохаи,Тумени, Схибени, Хияни, Косахяне, Астинхавяне, Кирхесарии, Баскирдарии, Молгомозории и другие во множестве. Надо сказать, что Заволху и Казан Василий Князь Московский присоединил к своей империи,  Ногаи же, обитают за Волгой и по берегам моря, которое зовется Каспиум и до реки Яик». Можно только удивиться и восхититься знанием географии, пусть даже и с поправкой на то далекое время. Вряд ли просвещенные авторы в европейских столицах того времени знали о существовании такой реки как Аму Дарья, даже в ее тогдашнем имени «Еммаум». Столь же подробно рассказывает «Летопись» о «делах» польских, турецких и венгерских, что говорит нам о широчайшем кругозоре авторов, их не скованном рамками предрассудков или религиозно-сектантских догм их пристальном взгляде на современные им события, государственные образования, верования и уклад жизни людей больших территорий и сообществ.

Даже в этом,  довольно беглом обзоре исторического материала (в переводе со старо-молдавского на русский язык) первой в ряду,  из дошедших до нас Молдавских хроник, «Летописи» ( «Хроники начала времен, когда установилась Земля Молдавская»), которую,  по праву обозначают, как «Свод исторических свидетельств», собранных Ворником Григорием Уреке,   со всей очевидностью видны те, столь необходимые нам сегодня «корни», «основания» и «заветы». Собранные ответственными авторами,  те неопровержимые исторические факты и свидетельства, опираясь на которые,  мы сможем без «идеологических истерик», аберраций и,  упования на некие утопии и недостоверные мифы найти то слово правды, мира и согласия, которого нам так сегодня не хватает в нашем, раздираемом распрями регионе.

Автор же намерен продолжить свои скромные усилия в деле создания интересующемуся историческими реалиями читателю возможности черпать знания, факты, имена и даты непосредственно из первоисточника.

Переводчик, публицист

Михаил ЛУПАШКО

Перевод осуществляется по тексту:  Григоре Уреке «Летописецул Цэрий Молдовей» едитура  «Картя Молдовеняскэ» 1971

 

Автор (ы): Михаил ЛУПАШКО
Tags: #Уреке #ЗемляМолдавская #Молдавия
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код:
Курс валют
  Источник курса: cursbnm.md
Погода