Общественная организация
«Lira & Iluminare»
Архивы публикаций
Голосование
Каковы, по вашему мнению, причины пандемии COVID-19?

09 сен 2020, 13:09Просмотров: 217 Краеведение

МОЛДОВА  ВЕК  XVII/ НАЧАЛО  СМУТНОГО ВРЕМЕНИ (ФОТО)

МОЛДОВА  ВЕК  XVII/ НАЧАЛО  СМУТНОГО ВРЕМЕНИ

 «Милости государей страну укрепляют, жестокость  их и особливо жадность – обрушивают».

«Летопись Земли Молдавской»

Мирон Костин, что был Великим Логофетом Молдовы


  Не заглянув в прошлое, невозможно понять проблематику настоящего. Одно плохо – прошлое, отстоящее от нас на дистанции нескольких веков, может быть перелицовано в угоду политической  конъюнктуре настоящего.

  Уроки истории по-разному трактуются  в Молдове нынешней. Но как бы ни изощрялись те, кто пытается превратить историческое полотно в уродливую пародию на подлинные события, существуют, слава Богу, бесценные свидетельства, подделать которые уже не удастся никому. Таким документом истории является хроника политической и общественной жизни Молдавского княжества на протяжении XVII века, составленная выдающимся сыном этой земли, государственным деятелем и дипломатом Мироном Костиным. Надо сказать, что семнадцатый век был в истории Молдовы едва ли не самым насыщенным трагическими событиями, определившими последующую судьбу княжества. Уже отмечалось, что после «конституционного переворота Александра Лэпушняну» вокруг престола Молдовы завертелась кровавая вакханалия заговоров, убийств, предательств. Одним словом, всего того, что может быть коротко охарактеризовано словом смута.

  Именно этот век в Молдове несет кровавую печать необычайно частой смены правлений. Причем, все это происходило с  кровопролитными войнами, приходом на территорию страны иностранных армий и отрядов наемников, казнями, и периодическим опустошением городов и сел в результате набегов крымских татар.

Только по свидетельству летописи с 1595 по 1697 год на престоле княжества побывало 32 правителя. Согласитесь, что, даже не вдаваясь

в подробности смены правлений, подобная статистика вызывает некоторую оторопь. Именно в это время герцог Валленштейн открыл человечеству бессмертную аксиому, которую не очень то любят афишировать «сильные мира сего»: «Война кормит войну!»

Войны в Молдове  «кормили» и польских магнатов и крымских ханов и турецких бербелегов и просто предводителей банд дезертиров и наемников. Бедствия обрушивались на города и села. Разорения и пожары, эпидемии и саранча. Жадная и беспринципная саранча – валашско-татарские кланы, польские магнаты, местное боярство, во истину «испили крови в Молдове», крови и золота! Небезынтересен исторический факт, основатель запорожской Сечи князь Дмитрий Байда – Вишневецкий тоже «отметился» в Молдове. Вместе с польским магнатом Ласским они захватили Яссы и едва не привели к престолу своего ставленника. Но тут вмешались османы и в итоге – Ласский бежал, а Вишневецкого заживо сварили в медном быке в Истамбуле.

  Фактически  в этот период когда-то славная победами великих господарей Молдова становится страной зависимой от прихотей и устремлений могущественных соседей. Причем именно в Молдове простому люду жилось много хуже,  чем на иных территориях попавших в сферу военной интервенции Османской империи. Именно в этот период отмечено массовое бегство молдавских крестьян с насиженных мест на левый берег Днестра, где  их не могла достать жестокая рука господаря-временщика и поборы, чинимые его боярами. Существовал риск гибели, от набегов татар и разбойных шаек дезертиров-наемников, но сравнительно не частые набеги были в глазах крестьян меньшим бедствием, чем непомерная жадность и жестокость временщиков, захвативших трон княжества, в том числе и агентов соседней Валахии.

  По свидетельству летописи Султан Турецкий требовал от господаря Молдовы лишь своевременной уплаты  бира, то есть оговоренной суммы дани  с Княжества. Как и кто, эту дань станет собирать Стамбул не особо и беспокоился, ибо таковые находились всегда и,  как правило, из числа  продажной аристократии, боярских кланов, готовых пустить по миру и свой народ и свою страну, прибавляя к турецкой дани невыносимый гнет поборов и унижений.

«Что за времена обрушились на голову нашу, когда не за письмом и покоем, а в заботах и вздохах и рыданиях дни проводим?» – пишет дипломат и просветитель Мирон Костин в первых строках своего труда, не замыкаясь в канонических рамках исторической хроники, но поднимаясь в тексте до высот блестящей публицистики, отмеченной чувством высокой гражданской ответственности автора.

«На зыбких весах деяния человеческие замеряются; и рушатся великие дома и царствования и верно сказал один праведник, что и судьбы войн на зыбком глазу покоятся» - говорит читателю человек, повидавший и блестящие царствования, и разрушительные войны, и «договоры на веки вечные», и предательства, и казни. Так случилось, что и прадедушка Мирона Костина Мирон Барновский тоже успел

отметиться на престоле княжества. Мирон I Барновски-Мовилэ был господарем Молдовы (с 1626 по1629 годы и с начала 1633-го по июль  того же года), но был свергнут, после чего бежал в Истамбул, пытаясь заручиться поддержкой Султана, но вместо помощи лишился головы. Возможно, именно в честь столь высоко поднявшегося в «табели о рангах» предка и был назван второй сын рода Костиных-Мовилэ Мироном. Впрочем, если следовать теории наследования имени как судьбы, то тут мы находим подтверждение таковой, ибо просветитель Мирон Костин, тоже закончил свои дни на плахе став жертвой интриг валашско-татарской камарильи. Счастьем, наверное, нужно полагать, то, что чаша сия не настигла его много раньше, поскольку такие исходы были обычным делом в то время. Интересен и такой факт, который приводит Мирон Костин в своей хронике. Когда магната Барновского сподвижники спросили, дескать, зачем тебе владетельному хозяину в Земле Польской, где ты не знаешь ни опасностей, ни бед господарский престол в Молдове, Барновский ответил: «Потому что очень сладостно быть в Молдове правителем».  Сладостность эта объяснялась двояко. С одной стороны по местным законам господарь правил практически бесконтрольно, отчитываясь формально лишь перед Султаном Великой Порты тем, что регулярно выплачивал определенную сумму дани, которую в благоприятные годы собирать не составляло большого труда. С другой стороны, все сборы с торговых людей, проходивших через Молдову с юга на север, и с запада на восток шли в казну господаря. Немалый доход давала и соль, доставлявшаяся чумацкими караванами из Крыма и перепродававшаяся монопольно в Молдове откупщиками господарского двора. Можно сказать, что уже в ХVII веке, впрочем как и сегодня, власть имущие в Молдове умели выстраивать схемы быстрого обогащения.

Примечательно, что как и во времена Мирона Костина нынешние европейские «к у р а т о р ы» Молдовы заявляют о творимых ими во благо страны этой деяниях. Такую «скромную»  особенность европейских «благодетелей» Молдовы образца семнадцатого века Мирон Костин отмечал не раз на страницах своей летописи. Правда, «благодеяния» эти блага и мира народу Молдовы отчего-то не принесли. Именно доминирование в Молдове стало камнем преткновения в отношениях Речи Посполитой и Османской империи. В 1621 году в течение месяца, выставив многотысячные армии, геополитические игроки мерялись силами под Хотином. Уже во времена правления Василия Лупу в сороковые годы XVII века затяжная война казачества под предводительством гетмана Хмельницкого повергла в разорение и саму Польшу, и прилегающие территории. Между тем, истощавшие силы в войнах за влияние в Молдове Польша и Османская империя «проморгали» становление нового игрока в регионе. Царство Московское, окрепнув после многолетней смуты  века XVII, в XVIII веке громко, под канонаду имперских орудий и блеск штыков дивизий Миниха, Румянцева и Суворова заявило о своей главенствующей роли в восточном Причерноморье.

   Очевидно, что  шаткость престола и нестабильность, несамостоятельность в тот период были доминирующими факторами в политической жизни  Молдовы. Правда и то что,  временщики в определенных обстоятельствах с легкостью  обменивали шляхетские  жупаны на турецкие чалмы. В хронике Мирона Костина немало примеров, когда потерпев поражение в борьбе за обладание престолом княжества представители того или иного боярского рода бежали в Стамбул принимали ислам и служили в имперской администрации Порты. Но как только политический флюгер менял направление, эти, же люди, с легкостью сбрасывали турецкие одеяния и, пообещав жертвовать христианским монастырям, возвращались в Молдову снова православными. Традиция эта, похоже, въелась в генетический код либерально – демократической «элиты» Молдовы. Иначе как объяснить нынешние «клятвы верности» и Брюсселю,  и Вашингтону и Бухаресту! Причем, как и в том веке в наше время неолиберальные деятели столь же легко от этих клятв отступаются. Проклятый генетический код валашской знати! Как же часто захватывали они в то время престол Молдовы.

  Секрет же живучести молдаван и Земли Молдавской приоткрыт Мироном Костиным в весьма тонком наблюдении:

«И как всякий цветок или плод и вся зелень земная под снегом кажутся опавшими и увядшими.  Но обласканные солнечным светом и теплом приходят в цветущий вид свой, так и страна (Молдова) после страданий пережитых,  без передышки пришла в себя и в течение года наполнилась всякими благами и народом».

Семнадцатый век – больше трехсот лет тому назад.  Тяжелое смутное время.

  Вот почему в тот смутный период лучшие  Молдавские устремления были  направлены в сторону Москвы, как единственного гаранта государственности княжества. Жалованная грамота Царя Алексея Михайловича Молдавскому Господарю Георгию Стефану о согласии принять условия перехода Молдавии в русское подданство, предложенные послами митрополитом Гедеоном и боярином логофетом Григорием Нянулом

29 июня 1656 г.

«Божиею милостию Мы, Великий Государь-Царь и Великий князь Алексей Михайлович, всея Великия и Малыя и Белыя Росии самодержец (п.т. — полный царский титул. — Ред.), объявляем Стефану, воеводе и владетелю Молдавской земли, Наше Царского Величества милостивое слово, что в нынешнем во 164-м году в мае месяце присылали к нам, Великому Государю, к Нашему Царскому Величеству, вы, Стефан воевода, посланников своих, Сучавского митрополита Гедеона да логофета второго Григория Ненула, бити челом, что вы, православные христиане, всей Молдавские земли всяких чинов люди, пребываете от иноверцев в великом утеснении, и гонении, и разорении, и чтоб Мы, Великий Государь Наше Царское Величество, вас пожаловали, велели для единой православной христианской веры и святых Божиих церквей тебя, Стефана воеводу, со всею Молдавскою землею приняти под Нашу Царского Величества высокую руку в вечное подданство. А вы Нам, Великому Государю, учнете служить верно, и где Наше государское повеленье будет, и вы на всякого Нашего Царского Величества неприятеля ходить и с Нашими Царского Величества ратными людьми начнете стоять заодно.

И Мы, Великий Государь Наше Царское Величество, по своему государскому милосердому обычаю, не помятуя ваших прежних досадительств и с неприятели Нашими, с польскими людьми соединения, пожаловали, велели тебя, Стефана воеводу, с Молдавскою землею принять под Нашу Царского Величества высокую руку в вечное подданство.

И тебе б, Стефану воеводе, быти под Нашею Царского Величества высокою рукою со всею Молдавскою землею навеки неотступно и Нам, Великому Государю Нашему Царскому Величеству, и сыну Нашего Царского Величества Царевичу и Великому князю Алексею Алексеевичу всея Великия и Малыя и Белыя Росии и наследником Нашим служити и всякого добра хотеть. А кто Нам, Великому Государю Нашему Царскому Величеству, учинится недруг, и того недруга людьми и казною не подмогали и совету с ним никакого не имели по Нашей Царского Величества воле. И где Наше Царского Величества повеленье будет, на которого неприятеля идти, и вам туды ходити и с Нашими Царского Величества ратными людьми на всякого неприятеля стоять сообщча безо всякой измены.

А что били челом Нам, Великому Государю Нашему Царскому Величеству, по твоему, Стефана воеводы, приказу посланники ваши, митрополит и логофет, и подали статьи. А в тех статьях написано, чтоб Нам, Великому Государю, пожаловать вас: чинов государства вашего применять и нарушать не велеть, а чтоб вам жить в том чину и чтись, как было в вашем государстве при прежних государях, которые были не под повелением турских салтанов. Да вы же будете должны по все годы до веку присылать к Нам, Великому Государю к Нашему Царскому Величеству, великие дары по Нашему Государскому достоинству, только б Нам, Великому Государю, дани с вас против того, как емлют турки, имать не велеть для того, чтоб вам в том по Нашей государской милости получить покой. А буде Божиим изволением, которой Государь Молдавские земли от сего света отойдет, и в вашей бы земле и в государстве иному Государю иного роду, опричь Вашего Государства, Госдарем не быть.

И Мы, Великий Государь Наше Царское Величество, тебя, Стефана воеводу, и всю Молдав-.: скую землю пожаловали, тем всем статьям велели быть во всем по вашему челобитью неотменно. И хотим вас держать в Нашем государском милостивом жалованье и в призренье, и вам бы на Нашу Царского Величества милость быть надежным».

Дана ся Наша Царского Величества жалованная грамота в Нашем царствующем граде Москве.

Лета от создания миру 7164-го июня 29-го дня.

 

ЦГДА. Ф68Сношения России с Молдавией и Валахией,

оn. 1,1656г., № 2,лл 41 – 45 (отпуск)

ФОТО:

Источник: Из книги «МОЛДОВЕ  БЫТЬ», М. В. Лупашко  В.А. Самардак
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код:
Курс валют
  Источник курса: cursbnm.md
Погода